Маленький Петербург в Тольятти

Маленький Петербург в Тольятти

МОТИВЫ ДВОРЦОВОЙ АРХИТЕКТУРЫ XVIII ВЕКА ДЛЯ РАБОЧИХ

Квадратно-гнездовая планировка города, типовая застройка кварталов, архитектура без прикрас. Город Тольятти, образец градостроительной науки второй половины XX века, выросший в степи благодаря неистовой воле тысяч сограждан, характеризуется специалистами как индустриальный, без творческих изысков и зримого величия. Редкие памятники фундаментальной архитектуры времен Советского Союза, особенно в Автограде, «цепляют» взгляд масштабом, формой и несут в себе противоречивый дух эпохи. Это город-памятник решением партии и правительства. Его образ — ода профессионалам советской архитектурной школы, идеологические амбиции, где каждый дом, улица, фонарь демонстрируют эволюцию архитектурной мысли. И вместе с тем это сложносочиненный город, ювелирно вписанный в оправу Жигулей, с неповторимым обликом, вобравшим в себя историческое и культурное наследие времен и народов.

ИДЕАЛЬНЫЙ ГОРОД

Мало кто знает и, наверное, еще меньше задумывается о том, что в просчитанном до сантиметра Тольятти может быть удивительный уголок, внешне напоминающий северную столицу: жилой микрорайон для строителей шлюзов Куйбышевской ГЭС. Возведение поселка Шлюзовой началось задолго до строительства Тольятти.

Жилой микрорайон закладывался в чистом поле, на пустом месте, окруженном времянками строителей. Согласно документам, он был запланирован на берегу судоходного канала между верхним и нижним шлюзами будущего гидроузла. Для этого на несколько километров восточнее пришлось перенести деревню Зеленовку. На плане было обозначено место, где будут жить рабочие судоремонтного завода и шлюзов. В конце лета 1951 года на заседании исполкома Куйбышевского областного совета трудящихся территория утверждена, размещение площадки под новый микрорайон признано удачным.

Хроника того времени свидетельствует: на песчаные дюны прибыла техника. Выравнивая площадку, песок вывозили на перемычки шлюзов, позднее превратившихся в искусственный полуостров Конылово. Именно тогда родился проект поселка на более чем семь тысяч жителей с непрерывными жилыми домами, увенчанными массивным декором, напоминающими дворцы. Через год появились первые объекты на улице Никонова. Параллельно строилась набережная.

Площадь у здания управления шлюзов открывала прекрасный вид на Волгу. Причем вид набережной с проплывающих мимо пароходов был специально продуман: дома, выходившие на канал, были в три этажа, остальные улицы с четырехэтажными домами и квадратными пятиэтажными башнями-вставками. На углу улиц Крылова—Носова шестиэтажный дом с башней и медно-позолоченным шпилем наверху должен был стать зрительной доминантой, центром архитектурного ансамбля.

В исторической части застройки поселка здания до сих пор сохранились практически в первозданном виде, поскольку более чем за полвека не подверглись ни капитальному ремонту, а уж тем более масштабной реконструкции: детский сад «Белочка» сейчас музыкальная школа, ДК речников — досуговый центр «Русич», здание Тольяттинского филиала гидротехнических средств и судоходства ныне местная больница, жилые дома на улицах Крылова и Носова, школа, проект которой позже применили в Управленческом городке — новом перенесенном Ставрополе. Градостроительная идея микрорайона строилась согласно архитектурным заветам того времени. Застройка представляет собой единый архитектурный комплекс, включающий все объекты инфраструктуры.

Это был не обычный проект, а проект идеального города, достойного советского человека - строителя коммунизма. Специалисты Ленинградского филиала столичного института «Гипрогор», которые занимались его разработкой, считались одними из лучших проектировщиков того времени. В проекте были предусмотрены все потребности гражданина страны Советов, живущего при социализме и устремленного в будущее, - никаких бараков. Это были дворцы. За основу взята ленинградская архитектура с обилием архитектурных элементов: колонны, эркеры, прямые углы, массивы домов с арочными входами, дворы-колодцы. Причем эта тенденция повторялась и внутри жилых объектов: лепнина, высокие потолки с бордюрами, арочные окна и двери, балясины, софиты, розетки. А на каждый дом был заведен колористический паспорт — белые колонны, желтоватый или розоватый оттенок основного цвета.

Жилая застройка в лучших традициях ансамблевой архитектуры северной столицы по ти¬повым проектам в авторской доработке (в стиле неоклассицизма) позволяет назвать этот район маленьким Петербургом.

ИЗЛИШЕСТВА В АРХИТЕКТУРЕ

Однако уже осенью 1952 года в проект были внесены изменения, которые продолжались и в дальнейшем. В центре главной площади оказался клуб, жилые дома уменьшили на один этаж, с длинных массивов домов убрали башни-вставки, а затем дома и вовсе превратились в короткие коробки.

Так удачно начавшееся строительство Шлюзового микрорайона нарушил XX съезд коммунистической партии. По итогам съезда было принято постановление правительства об устранении излишеств в проектировании и строительстве. Директива не замедлила отразиться на внешнем облике застройки поселка. Простота, строгость форм и экономичность решений вытеснили многочисленные декоративные изыски, придававшие зданиям особую привлекательность. Питерская архитектура трансформировалась и упростилась, красота уступила место рационализму.

К тому времени шпиль на доме-башне построить еще не успели. Его тоже посчитали излишеством и исключили из проекта. Некоторые дома остались без лепнины. Арочные окна на верхних этажах заменили на обычные. Но тем эффектнее спустя десятилетия выглядят первые дома. То, что удалось построить до постановления, можно считать примером лучшей жилой архитектуры середины прошлого века в нашем городе. Поселок в стиле дворцовой архитектуры XVIII века для рабочих. Он уникален не только по форме, но и по сути, поскольку был построен не в эпоху царской России, а почти 60 лет назад, в советский период.

ЭТАЛОНЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ

В здании управления шлюзов временно разместили медицинский корпус. Но больница речников так и «прописалась» в этом здании но сегодняшний день, изменив целевое назначение объекта. Лечебное учреждение — памятник архитектуры: высокие потолки, арочные своды, лепнина, бордюры. Не зная об этом историческом зигзаге, никогда не подумаешь, что это место связано с человеческими страданиями. А может, красота тоже лечит? Ее центральный вход, больше похожий на театральные ступени, украшает классический портик с шестью дорическими колоннами и приковывающей взгляд аркой. На парапете раньше размещались якоря. За ненадобностью их вскоре спустили в сквер.

Памятниками архитектуры признаны и жилые дома вдоль улицы Носова. Их фасады могут служить эталоном ленинградской школы проектирования и образцом удачного проявления идей классицизма. На всех зданиях набережной (раньше эта улица называлась Речной) портик в два этажа, включающий четыре тосканские колонны. Треугольный фронтон над ним дополнен круглым чердачным окном. По периметру первого этажа карниз, стены прочерчены французским рустом — имитация швов каменной кладки. Арочные окна наверху, оконные карнизы, балясины в нишах под окном, полукруглые двухэтажные эркеры, верх которых превращен в балкон. Эти дома хочется рассматривать. Они вызывают эмоции, воспитывают чувства, подчеркивают пропорции, заостряют внимание на деталях.

Угловой дом на набережной повторяет стилистику соседних зданий и в угловой части имеет изящный полуциркульный портик без фронтона.

Все дома вдоль набережной неразрывно связаны единством стиля: декоративные стенки, связки с арочными проемами образуют непрерывный визуальный ряд.

ПРАРОДИТЕЛИ «ХРУЩЕВОК»

Улица Крылова начинается с дома-башни. К ней примыкает единственное здание-массив с портиком и арочным проемом. Невероятное сочетание социалистического архитектурного принципа с мотивами дворца. Несмотря на незаконченность силуэта (без шпиля, согласно проекту), башня все равно выполняет композиционную задачу: своим объемом и формой открывает перспективу улицы и одновременно соединяет ее с набережной. Пройдя вдоль дома, можно увидеть, как шла волна упрощения: от воды ближе к центру все дома внешне декорированы. От центра дальше, чтобы удешевить строительство, из-под окон исчезли карнизы и декоративные выступы по периметрам крыши. Завершают променад дома безликие, лишенные индивидуальности, так называемые «хрущевки» из силикатного кирпича.

УДИВИТЕЛЬНОЕ РЯДОМ

Поселок Шлюзовой — это ретроспектива не только в советское прошлое, которое отражается даже в лепнине на фасадах домов (в виде гербов), но и «глубокое погружение» во времена дворцовых переворотов. Эхо далекого прошлого.

Если вспомнить расхожую фразу о том, что архитектура — это застывшая музыка, то поселок Шлюзовой — аккорд — прощальный, печальный, затерявшийся в современных ритмах большого города. Маленький, уютный, практически утопающий в неухоженных скверах и заросших аллеях уголок. И очень старый. Здесь, кажется, время течет медленнее...

Но это удивительное место. В сумасшедшем, стремительном мегаполисе звучит утонченный, красивый голос архитектурного прошлого Тольятти.

Журнал "Миллионер", №6(19), ноябрь 2008

Раздел не найден.